Единство стиля __ статья архитектора

Единство  стиля.

         Это было еще тогда, когда главным архитектором города в свою первую каденцию был Леонид Борисович Фоменко. Вообще-то он был главным архитектором дважды. Первый раз его предложил на эту должность Якимович , после ухода на пенсию И. Олейника. Якимович долго искал подходящую кандидатуру, спрашивал совета у нас архитекторов и потом, по каким-то причинам остановился на Фоменко. В это время Фоменко уже ушел из Гипрограда и по слухам работал какое-то время  в Южноукраинске. Партийные органы полностью доверяли Якимовичу и проблем с назначением  Леонида Борисовича не было.
          Леонид Борисович оказался прирожденным администратором.
          Однажды, я не помню точно, когда это было, состоялся необычный градостроительный совет. В те времена это мероприятие происходило гораздо демократичней градостроительных советов нынешних времен. Практически каждый архитектор, а основная масса активно практикующих архитекторов тогда была сосредоточена в Гипрограде, и поэтому сбор градостроительного совета происходил просто — проект приносили в актовый зал института и приглашали всех желающих.
          В тот раз на совет вынесли работу не архитектора, а какого-то молодого художника. Это были проработки квартала в районе старого железнодорожного вокзала. Это квартал старой плотной застройки. Состоял ( и сейчас там мало что изменилось) из старых промышленных предприятий, кинотеатра и других каких-то зданий.
          Подход к решению реконструкции застройки был в тот момент совершено необычным. Автор выполнил развертки застройки вдоль улиц. Каждое здание, плотно примыкающее к другим зданиям, было разработано в своей цветовой гамме, со своим решением ворот, окон, козырьков и других деталей фасадов. Необычность заключалась в том, что выстраивался калейдоскоп живописных, разноцветных фасадов малоэтажной застройки и в принципе это было все достаточно реально для воплощения в натуре по возможностям предприятий и города.
          Архитектурная общественность рассвирепела, разнесла в пух и прах, представленные материалы, и проект был категорически и решительно отклонен. Все были единодушны в одном мнении: нарушена целостность застройки, нарушено единство стиля и цветовой гаммы городской среды. И вообще все решения не профессиональны! и недостойны воплощения в нашем городе. Архитекторы умеют находить жесткие, специфические, профессиональные выражения для обозначения своего мнения, особенно если оно отрицательное.
          Больше эта застройка никогда никем не разрабатывалась и не обсуждалась. И осталась такой же серой, замусоленной и грязной, как и была.
          Прошло много  или мало лет. И наступило наше время, когда все без исключения архитектурные объекты города, теми же самыми архитекторами выполняются абсолютно в своем индивидуальном стиле. Мало того, практически каждый вход, каждое заведение в одном и том же здании имеет свой стиль, свою световую гамму, свои материалы и свои архитектурные детали. И свой клаптик фасада, стены или крыши имеют свой вид и свою архитектуру. И своего хозяина.
          Архитектурные работяги, разбалованные в советское время гигантскими по современным меркам объемами жилых и общественных зданий, масштабами микрорайонов, дворцов культуры, школ, больниц и прочей в основном типовой архитектуры, в зародыше задавили непонятное, чуждое градостроительное решение, перешагнули и ушли к своим кульманам и планшетам.
          Но никакая теория архитектуры не смогла остановить грядущие перемены не только в жизни города корабелов, но и в жизни самих архитекторов, да и в мозгах еще не родившихся потребителей того самого архитектурного творения.
          А это уже другая история.

                           П.Н. Дерменжи.                                                                                                               01.11.2009г.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *